От кряжей озерного края до крафтс
История породы
Истоки
Английский Озерный край (Lake District, Lakeland) всегда был известен своими рабочими терьерами. Это местность, где путешествия затруднены, и жизнь проходит довольно замкнуто в ограниченных горами и озерами районах И в каждой отдельной местности охотники и лесорубы развивали своего рабочего терьера и называли его по имени своего региона: Камберленда, Улсвотера, Паттердейла и многих других Но как бы не называли терьера Озерного края, нет ни малейшего сомнения относительно его древнего происхождения и «чистокровности». Эта порода не прекращала своего существования с начала 18 века. На картине с видом замка Лоусер (Lowther Castle), принадлежащего лорду Лонсдейлу, датированной 1693 г., изображены, как раз, две такие собаки голубого окраса, охотящиеся вместе с коттесморскими гончими. Родословные тщательно фиксировались, и эти записи доказывают, что подобные терьеры непрерывно и кропотливо разводились с 1732 г.
Рон Эллвуд (Ron Ellwood) писал в начале 1922г.: «Мне довелось немало поработать, если так можно выразиться, с каждым признанным и непризнанным типом рабочего терьера, который можно было обнаружить на Британских островах. Основываясь на своем личном опыте, охватывающем, в том числе, селихемов, бедлингтонов, расселов и фоксов, могу сказать, что лучшими из них являются бордер терьер и лейкленд терьер. Мое охотничье угодье, вероятно, самое дикое в Великобритании – это лесистые горы Озерного края. Выдры и лисы, водящиеся здесь, несомненно, самые свирепые и жестокие. Рабочий терьер, выведенный в этих краях, унаследовал многое от бедлингтона, при этом и голубой, - преобладающий окрас. Рабочий терьер Озерного края – ближайший родственник бордер терьера, но он на 2 фунта тяжелее и приблизительно 15 дюймов в холке. Также он отличается от бордера тем, что ему присуща более сильная и длинная челюсть, и большая массивность».
Работа, которую лейкленд терьер должен сделать, очень отличается от той, которую делает терьер в обычной охотничьей местности. В лесных завалах Озерного края лисы укрываются в расщелинах скал, на местном диалекте – «borrans», некоторые из которых имеют большую протяженность и глубину. Эти расщелины составлены из нагромождений валунов, осколков, которые в то или иное время отвалились от возвышающихся вокруг скал. Такие места могут быть мокрыми или сухими в зависимости от погоды. Английские гончие, использовавшиеся как просто для охоты, так и для травли лис, совершавших набеги на фермерские овчарни весной, преследовали зверя, но кода лисе удавалось добраться до норы, к работе приступает терьер.
Лейкленд должен был следовать за охотником по всем видам горных троп, возможно, покрытых многими дюймами снега. Климатические условия часто действительно очень суровы на высоких вершинах, а специального человека, который бы носил терьера во время охоты, не было, поэтому собака должна была иметь очень густую шерсть, и положиться полностью на свои собственные ноги, а часто и подчиниться тому, чтобы быть буксируемым другим терьером, к которому он присоединен.
Среди подземных разветвлений расщелины в скале терьер сталкивается с различными видами препятствий. Ему, вероятно, придется скользить вниз по крутому спуску в одном месте, и карабкаться вверх - в другом. Там может быть узкая вертикальная щель, через которую необходимо протиснуться, или одинаково сложная горизонтальная расщелина, через которую необходимо будет пробраться. Кроме того, терьер может легко забраться глубоко под землю, и затем быть не в состоянии найти подходящий выход. Много хороших терьеров было потеряно в некоторых из больших расщелин, в то время как другие были извлечены в работоспособном состоянии, пробыв в «каменном плену» в течение нескольких дней и ночей. Чтобы выполнить работу, которая от него требуется, под землей и на её поверхности, терьер, используемый в лесных завалах, должен соответствовать более или менее следующей спецификации: вес 15 - 16 футов, шерсть толстая и влагостойкая, грудь узкая, но имеющая достаточно места для свободного действия сердца и легких; ноги достаточно длинные, чтобы позволить собаке легко перемещаться по поверхности земли, зубы ровные и челюсти, мощные, но не слишком длинные, уши, предпочтительно маленькие и опущены близко к голове. Самые важные пункты - узкая грудь, хорошая шерсть и достаточная длина ноги. Узкогрудый терьер, даже если он слегка длинноног, может пройти там же, где широкогрудый, а коротконогий терьер может потерпеть неудачу. Длинные ноги позволяют терьеру покрывать много миль в течение долгого дня и позволяют ему прыжком достичь тех мест под землей, которые для коротконогой собаки стали бы препятствием. Густая, жесткая шерсть защищает от снега, дождя и холода.
В случае рабочего терьера, храбрость конечно обязательна. Лисы, обитающие на холмах, иногда превышают вес в 20 футов (~10 кг) в случае особо крупных экземпляров. Терьер может иметь идеальное сложение и форму, но если он не имел мужества, чтобы подойти к лисе, он был не достоин, чтобы его держали. Замечательно, что хороший терьер, которому возможно препятствует его размер, в конечном счете, доберется до цели так или иначе, исключительно потому, что он настроен вступить в схватку с преследуемым зверем. Лейкленд терьеры бывают почти всех окрасов, но гризли или черный с подпалинами являются наиболее распространенными.
Во многих лейкленд терьерах есть большая часть крови бедлингтон терьера. Томми Добсон (Tommy Dobson), основатель Эннердейльской и Эксдейльской охоты, вязал своих терьеров ради охотничьего азарта и мужества с шоколадным бедлингтон терьером, рожденным в Эгремонте в 1880-х, чтобы получить смелых и выносливых собак. Действительно, многие заводчики лейкленд терьеров сегодня приписывают появление щенков шоколадного окраса у черно-подпалого лейкленд терьера генам, привнесенным кроссом Томми Добсона с шоколадным бедлингтоном. Это также часто сопровождается тонкостью и шелковистостью шерсти, которая обеспечивает слабую защиту от непогоды.
Безусловно, и то, что в жилах лейкленд терьеров присутствуют крови ирландских терьеров, которые вместе со своими хозяевами во время так называемого «картофельного» голода и позднее, в 1900-х г.г., отправились на север Англии. Конечно, не обошлось и без участия фокс терьеров, так как ранее бывали случаи рождения от двух подпалых родителей белых щенков. А вот кроссы с вельш терьерами не приветствовались, вследствие этого махагоновый красный окрас в стандарте упоминается как нетипичный.
В 1912 году в Кесвике состоялась встреча нескольких заводчиков рабочих терьеров шоу-типа. По всей видимости, это событие оказалось отправной точкой в истории породы, после которого большинство рабочих терьеров шоу типа стали называть лейкленд терьерами, и меньшее количество продолжали называть в честь мест их происхождения, то есть патердейл терьер, улсвотер терьер, цветной терьер и т.д. Было предложено, что бы другие породы терьера были введены в установленные линии крови рабочего терьера как средство усовершенствования в этот период времени. На хорошего рабочего терьера всегда был спрос, поэтому то, как он выглядит, для большинства владельцев было несущественно. С течением времени, рост заинтересованности в более сильном терьере привел к образованию Ассоциации Лейкленд Терьера (Lakeland Terrier Association).
В 1921 году почитатели породы встретились в Уайтхэвене, графство Камберленд. Томас Хоскинг предложил дать породе название лейкленд терьер.
В 1928 году порода была официально признана Кеннел Клубом как самостоятельная. С тех пор селекционеры приложили немалые усилия, чтобы привести её к единому типу. Приобретя лучшее, что можно было купить за деньги, селекционная работа вновь названного терьера стала основой плана разведения. Вливание других пород дало желаемые результаты, и энтузиазм заводчиков в части установления чистоты лейкленд терьера существенно вырос. Время от времени, как следует из регистрационных записей, случались незапланированные возвращения к бедлингтоновской крови, которая первоначально использовалась для улучшения рабочего терьера. Особенно это проявлялось в виде короткой («ёжиком») шерсти на задней части, похожей на пух шерсти туловища и сужающихся ног. Эти собаки выбраковывались и с энтузиазмом разбирались теми, кому были нужны рабочие терьеры. В течение того периода времени, развитие лейкленд терьера было очевидным для всех, кто видел этих собак. Первой сукой – чемпионом стала «Egton Lady of the Lake», заводчик J.J.Crellin. Ее полная сестра имела репутацию блестящей рабочей собаки, по воспоминаниям одного из специалистов, не было лучшего терьера - преследователя и загонщика. Можно ли получить большую похвалу?
Неустрашимый, «новый» лейкленд терьер был развит такими людьми как Дуглас Пэйслей (Douglas Paisley), один из первых заводчиков, работавших над улучшением породы. Позже к развитию породы подключились Том Мигин (Tom Meageen) и госпожа Грэм Спенс (Mrs Graham Spence). Оба обустраивают не только максимально удобные псарни, но и покупают самых лучших терьеров, доступных им. Том Мигин был управляющим директором автобусной компании Cumberland Bus Co., аффикс Mockerkin был названием местной деревни. Альф Джонстон (Alf Johnston) (также основатель и владелец питомника Oregill) был собаководом и советником Тома Мигина в течение приблизительно 20 лет. Том Мигин тщательно исследует родословные породы и тратит фактически маленькое состояние на разведение отдельных выдающихся лейкленд терьеров, выведенных в Озерном крае тогда.
Питомник Oregill Альфа Джонстона (Alf Johnston) был основан в 1921году. Позже Джонстон управлял питомником Mockerkin, выставляя собак и успешно занимаясь их экспортом. В 1929 у Джонстона родилась «Mockerkin Mist», которой было предначертано стать в 1933 первым чемпионом, выведенным Джонстоном и первым чемпионом для ее владельца, Тома Мигина (Tom Meageen). В 1934 уже четыре чемпиона имели приставку питомника «Mockerkin», двое из которых снова были выведены экспертами Oregill и принадлежали Тому Мигину. Это были Mockerkin Mac и Marquis. Третий чемпион, выведенный F. Long и принадлежащий мисс С. Н. Edwards, был «Mockerkin Mike». Кульминационным моментом карьеры Тома Мигина было судейство на Crufts в 1935 году. Он был также замечательным организатором для клубов породы.
Госпожа Грэм Спенс вывела двух чемпионов в 1931 году, братьев-однопометников, «Egton Crab of Howtown» и «Zip» Боба Джиббона (Bob Gibbon).
«Zip» был первым чемпионом Боба Джиббона. Его приставка, Кинисайд (Kinniside), должно быть, произошла от названия отдаленного гористого района Kinniside Common. Он был одним из тех немногих счастливчиков, которые видели, как развивается порода с ее самых ранних дней до больших успехов, которых она достигла в ринге. Боб не только вырастил и выставил многих чемпионов. Его терьер «Lady of Kinniside» (рожденная в 1931 году), выведенная W. и D. Crellin, и, что интересно, произведенная родителями - первыми Чемпионами породы, все еще держит рекорд в 23 CC, выигранных сукой. Боб Джиббон также послужил породе как энтузиаст - организатор. По воспоминаниям, он был одним из лучших, если не самым лучшим, авторитетным судьей - специалистом породы. Он точно знал, что он требует, и был педантичен в вопросах размера. До последнего Боб старался возродить Ассоциацию, но из-за нежелания других и недостатка поддержки, потерпел неудачу. В 1948 году Альф Джонстон вывел черного с коричневыми подпалинами лейкленда, который хотя никогда и не предназначался для охоты на лис, стал мощным производителем в Камберленде. «Медная Монета» (Copper Coin) стал шоу - чемпионом. «Монета», как говорили, был скорее «ирландского» типа, но, очевидно, типичный ирландский цвет не проявлялся столь явно. Можно ли предположить, что своей кличкой он был обязан более яркому окрасу и чуть более длинным лапам? Немногие, которым посчастливилось видеть «Монету», говорили, что у него был бесстрашный характер, и он с достоинством держался в ринге.
Это может показаться странным, но, если вы обратитесь к списку Чемпионов, то увидите, что заводчики лейкленд терьеров шоу-типа игнорировали «Медную Монету», поскольку в этом списке нет собаки с такой кличкой. Вместе с тем, он широко использовался для племенной работы сообществом охотничьих и рабочих терьеров, поскольку он имел качества и темперамент, которые они искали.
В этот период развития породы было много других небольших питомников, однако, война взяла свою дань - некоторые питомники закончили свое существование. К счастью, некоторые сумели сохранить ядро племенного фонда, несмотря на трудности в обеспечении питанием. Многие из этих лиц заслуживают быть отмеченными в истории породы, например уроженец Эгримонта (Egremont), Джо Мосон (Joe Mawson). Говорят, Джо, терьерист в третьем поколении, был назван в честь любимого рабочего терьера своего отца. Джо вырастил множество чемпионов, и, в конечном счете, принял одну из самых первых приставок породы от г. Гарри Ренника (Mr. Harry Rennick) – приставку «Рендэйл» (Rendale).
До начала 1950-ых, после возвращения к нормальной жизни по окончанию мировой войны, порода вызвала увеличение и усиление интереса к себе, для чего пионеры породы приложили все свои усилия. Основное количество собак было северного происхождения, но появилось так же несколько питомников в центре и на юге Англии, что расширило сферу распространения породы и привело в её ряды новых поклонников. Неизбежно, многие из тех приставок мы можем найти в родословных нынешних лейкленд терьеров. Но с каждым новым поколением они уходят в историю и, наконец, будут забыты.
Две оригинальных приставки, которые все еще с нами сегодня – это «Орегилл» Альфа Джонстона (его внук Алан продолжает дело знаменитой семьи, разводя типичных лейкленд терьеров) и «Рейвелсэй» (Ravelsaye) Джейка Синглетона (Jake Singleton). Другая давнишняя приставка, все еще использующаяся в наше время – Келда (Kelda). Мисс Ирэн Моррис, чья любовь к породе никогда не уменьшалась, судила выставки, вероятно, в течение более длительного периода времени, чем любой другой человек в породе. Ее первое судейство состоялось в 1948, на чемпионате Кенел Клуба, а затем на проведенной под патронажем Общества породы Леди Запада Англии (сокращенное для удобства в WELK). В то время она проживала в близлежащем Челтхеме.
Лейкленд терьер легко управляется, хорошего выставочного темперамента и удобного размера, ни слишком маленький, ни слишком большой. Он известен как превосходная собака, привлекающая своей внешностью, голосом, окрасом и характером. Лейкленд постоянно получает высшие награды на главных выставках во всем мире. Сколько пород, подобно лейкленд терьеру, может заявить, что в прошлом не один, а два их представителя стали победителями Crufts? Первый раз это произошло в 1963 году. Прекрасная сука Билла Роджера «Rogerholme Recruit» была удостоена высшего титула. Она была выведена заводчиком Мэйджором Дж. Хорсманом (Major J. Horsman) и была профессионально выставлена бирмингемским хэндлером Лесом Аткинсоном (Les Atkinson). В течение ряда лет Лесом было подготовлено большое количество чемпионов в нескольких породах терьеров, но это было высшим достижением, за которое большинство экспонентов и хэндлеров борются всю жизнь. «Rogerholme Recruit» была не только победителем Crufts, но и матерью четырех чемпионов.
Четыре года спустя, в 1967 году, еще один лейкленд терьер стал лучшей собакой на Crufts. На этот раз им стал «Stingray of Derryabah» Вильфа и Бетти Постлсвэйтов (Wilf and Betty Postlethwaite). Спустя несколько недель, он был приобретен в питомник лейкленд терьеров и гладкошерстных фокстерьеров Foxden в штате Коннектикут, США, принадлежащий Джеймсу Фарелу-младшему и его жене. Попавший в способные руки профессионального хэндлера Питера Грина, «Stingray of Derryabah» в следующем году стал победителем на считающейся североамериканским аналогом Crufts Вестминстерской выставке, проводящейся ежегодно в Нью-Йорке.
«Stingray of Derryabah» остается единственной собакой когда-либо достигавшей таких высот, а его потомки неоднократно становились победителями в США. Вестминстерский кубок, который был выигран «Stingray of Derryabah», был передан американским Кенел Клубом английскому Кенел Клубу на столетний юбилей Crufts и в настоящее время занимает достойное место в музее Кенел Клуба.
По материалам книги Ф.Джонса "Хроники лейкленд терьера"(Frank Jones "Chronicles of the Lakeland Terrier")

Made on
Tilda